Skip to navigation

Cookies Notice

Сайт использует куки. См. политику конфиденциальности.

Contact Info

info@kolokoladm.ru     +7 (926) 927-21-28    

Эволюция формы русского колокола

Звук классического русского колокола имеет особую окраску, благодаря чему слушатель испытывает во время звона силь­ное психоэмоциональное впечатление. Особенности звучания русского колокола – это результат многовековой эволюции формы, поскольку именно геометрия, наряду со свойствами металла определяет его акустические характеристики

«Никоновский» колокол 1420 г.

Колокол Нестора Иванова, сер. XVI в.

Псковский колокол середины XVI в.

Колокольные мастера из века в век искали ту ге­ометрию колокольного профиля, которая хорошо отражала бы эстетические и рели­гиозные представления русского человека о богослужебном звоне. Если на европейском Западе ко­локола с чистыми гармоничными голосами повсеместно появились уже в XV в.1, то оригинальное зву­чание русского колокола оформи­лось в середине XVII века. Рассмо­трим основные этапы становления русского колокольного профиля.

На заре русского христианства, как полагают исследователи, боль­шинство колоколов приходило с Запада. Так было, в особенности, с XI по XIII вв. При раскопках в Киеве и на древних городищах Западной Руси археологами было найдено несколько образцов, хо­рошо иллюстрирующих подобное состояние дел. Ярким примером может служить колокол XI-XII ве­ка из раскопа с Хоревой улицы в Киеве, имеющий классическую для своего времени, почти цилиндри­ческую форму «улей». Несколько более поздний, сохранившийся в Великом Новгороде Антониев ко­локол, датируется XII-XIII вв. и за­мечательно повторяет коническую форму «сахарная голова», входя­щую в популярность на тот мо­мент в Западной Европе. Верхняя, крепежная часть таких колоколов, называемая короной, отливалась в виде больших тонких петель-ушей и центрального кольца.

К XIII в. русские мастера уже самостоятельно отливали колоко­ла. Об этом свидетельствуют сла­вянские фрагменты надписи на осколках колоколов из археоло­гических раскопок2. Монгольское нашествие заморозило развитие колокольного дела на Руси, однако уже в 1340-ых годах русский ма­стер Борис льет большие колокола для Москвы и Новгорода. Мы не сохранили образцы русских ко­локолов XIV в., но экземпляры, да­тированные XV в., хорошо демон­стрируют тот скачок в технологии, который был проделан за эти го­ды. Колокола заметно поменялись и в размерах, и по форме. Кроме того, сопоставление с западными образцами позволяет говорить об отличительных чертах русского колокола того времени. Им труд­но найти прямой аналог на Запа­де. Форма русских колоколов того времени архаична, но не совпада­ет полно ни с одним из аналогов иноземной работы. Пластичные изгибы колокольной формы и ха­рактерные декоративные элемен­ты дополнялись короной с уша­ми, выполненными в виде острых угловатых петель. Если колокол Московской Руси начала XV в. зву­чит дисгармонично, то в конце XV в. некоторые экземпляры уже име­ли более стройную гармонию.

Колокол, форма «улей». Киев, XI–XII вв.

Колокол прп. Антония Римлянина, форма «сахарная голова», Великий Новгород, XII–XIII в.

Колокол. Пушечная изба, Москва, кон. XV в.

Колокол. Великий Новгород, середина XVI в.

Колокол, форма «ведро». Пушечный двор, Москва, первая половина XVII в.

Следующий этап развития колокольного дела на Руси, свя­занный с эволюцией формы ко­локола, соотносится с зарождени­ем и развитием Пушечного двора в Москве, и охватывает кон. XV– пер. пол. XVII вв. Зарождение Пу­шечного двора связано с именем Аристотеля Фьораванти, который в 1475 г. по указанию царя Ива­на III основывает пушечную избу в Кремле. Производство выдавало изделия двух родов: пушки и ко­локола. В XVI в. русские великие князья и цари, для литья орудий на Пушечном дворе, нанимали различных заморских мастеров. В этот период московские мастера в некоторой степени перенима­ют у немцев новые приемы изго­товления колоколов и принципы проектирования колокольного профиля. Однако, несмотря на заимствования, русские колокола и теперь сохраняют свою ориги­нальность. В сер. XVI в. начинает формироваться новый тип рус­ского колокола, названный «ве­дро». Колокольный профиль про­ектировался достаточно строгими линиями, переходящими одна в другую при помощи углов или за­круглений малого радиуса. Корона приобрела приземистый вид и 6 угловатых ушей в виде буквы «Г», прилитых к центральной серьге. Таковы колокола московских ма­стеров Нестора Иванова и Андрея Чохова. Второй из них, по-види­мому, завершает формирование геометрии нового типа и в начале XVII в. многочисленные сохранив­шиеся экземпляры имеют именно такую форму. Колокола Пушечно­го двора того времени отличались также грубоватой поверхностью и простыми орнаментами с круп­ной деталировкой.

Отдельная страница истории русских колоколов XVI в. связана с литьем мастеров Пскова и Нов­города. Там складывается свой тип формы и декоративного оформле­ния. Например, псковские колоко­ла были близки к типу «сахарная голова», имели зауженные плечи и вместе с тем достаточно углова­тые переходы от вала к юбке и от плеча к сковороде, тогда как нов­городские колокола того времени были более приземисты, характе­ризовались плавными изгибами и плечом вогнутой формы. Все они декорировались сложным мелким орнаментом растительного и ани­малистического характера.

«Русский» тип колокола

Обобщенный русский профиль. Результат наложения 10 профилей русских колоколов XVII–XVIII вв.

Форма «ведро» была популяр­на до середины XVII в., но уже в 1630-х годах на Пушечном дво­ре начинается процесс внедрения нового профиля и происходит он, очевидно, в условиях жесткой конкуренции русских мастеров и их западных коллег. Лидирующее положение в то время занимает Ганс Фальк — немецкий мастер, приглашенный царем для работы в Москву. Он приносит непривыч­ные для русского литья стандарты проектирования и оформления колоколов, по которым уже дав­но живет Западная Европа. Изящ­ность формы и пышность офор­мления, в сочетании с красивым звучанием, очевидно, впечатляли сановитых русских заказчиков. Отечественным литейщикам при­шлось срочно модернизировать производство, чтобы конкуриро­вать с иноземцами. Перенимаются правила декорирования и новая геометрия профиля с плавными изгибами. Кроме того, на осно­ве нового опыта была улучшена и технология формовки. В нача­ле 1650-х годов мастер Емельян Данилов докладывает царю: «А в прежних де литьях в колоколах бывало у них (т. е. предшествен­ников) негладко потому, что они в глине составу не знали и сусло и яиц в образец не клали, а ныне де они в глине состав узнали, как со­став делает иноземец Иван Фалка, и впредь де учнут делать против его Ивана Фалка»3.

Лидерство иноземных ма­стеров на Пушечном дворе заканчивается во второй полови­не XVII в., после того, как русские мастера выигрывают важнейший этап конкурентной борьбы – тен­дер на отливку Царь-колокола в 1654 г. С этого времени столичное колокольное литье совершенству­ется трудами плеяды замечатель­ных мастеров: Емельян Данилов, Александр Григорьев, Федор Мо­торин, братья Леонтьевы, Филипп Андреев, Михаил Лодыгин. Имен­но эти талантливые люди во вто­рой половине XVII в. оттачивают тот тип колокольного профиля, который нынешние исследовате­ли называют «русским». Правила проектирования, заданные ино­странными мастерами, подвер­гаются коррекции, тогда как все лучшие их приемы сохраняются и закрепляются.

Таким образом, во второй по­ловине XVII в. закрепляется но­вый тип колокола с плавными изгибами, хорошо выверенными пропорциями и пышной орна­ментальной отделкой. Корона приобрела более выразительную форму, скругленные уши и цен­тральную часть, действительно напоминающие теперь со сторо­ны царский убор. Звук таких коло­колов стал глубоким, протяжным, многогранным по тембру и весьма гармоничным на слух. В народе обновленный колокольный голос стал отождествляться с гласом Бо­жьим, тогда как прежде грубоватые диссонирующие гортанные звуки колоколов чаще воспринимались как труба архангелова, внезапно обрывающая ход земной истории4.

В XVIII–XIX вв. эталон «русско­го» колокола претерпел лишь не­значительные изменения, не все из которых улучшили акустиче­ские характеристики. Поэтому исследователи называют период с сер. XVII по сер. XVIII вв. «Золо­тым веком» русского колокольно­го литья.
Окидывая взглядом этапы раз­вития формы русского колокола хочется отметить, что, несмотря на плотную связь с западноевро­пейским литьем, заимствование технологии изготовления и про­ектирования колоколов, русские мастера стремились найти и за­крепить свой эталон формы и зву­чания колокола. Они добились за­мечательных успехов на этом по­прище в XVII в. Благодаря подоб­ной эволюции мы можем созер­цать вдохновенную красоту звуча­ния таких колоколов как ансамбль Ростовской звонницы, колокола Московского Кремля или Данило­ва монастыря. В этих звучащих ли­ках не менее ярко, чем 300-400 лет назад, запечатлена та духовность, та эстетика и тот звукоидеал, кото­рые воспроизвели в бронзе и че­рез поколения передали нам древ­нерусские мастера-литейщики.

 

Иеродиакон Роман (Огрызков)

 

 


1 Williams E.V. The Bells of Russia: History and Technology. Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1985. P. 27.

2 См. например: Бондаренко А.Ф. История колоколов России XI-XVII вв. – М.: «СПСЛ», «Русская панорама», 2012. С. 30, 56, 59.

3 Цит. по: Рубцов, Н.Н. История литейного производства в СССР. М., 1962, Государственное научно-техническое издательство машиностроительной литературы, Изд. 2-е доп. и перераб., Ч. 1, с. 59

4 См.: Климин Е.А. Исторический звукоидеал русских колоколов XVI – начала ХХ века. Канд. Дисс. М., 2016, п. 2.2

Эволюция формы русского колокола

Updated on 2021-04-02T20:26:43+03:00, by Админ.